Фонд поддержки ветеранов
боевых действий "С"
СОЛДАТ ГОВОРУХИН. ЧТО УШЁЛ ПО НЕБОСКЛОНУ… Часть 1-я

СОЛДАТ ГОВОРУХИН. ЧТО УШЁЛ ПО НЕБОСКЛОНУ… Часть 1-я

13.02.2020 27 октября 2011 года не стало Сергея Станиславовича Говорухина — человека, ставшего для многих из нас олицетворением Мужества. Друг и соратник Сергея Говорухина — Вадим Саватеев — поделился своими воспоминаниями.

«НЕНУЖНЫЕ» ХРАБРЕЦЫ

— Мы познакомились с Сергеем Говорухиным в 1996 году. Хорошо помню обстоятельства нашего знакомства. Я совершено случайно увидел по телевизору передачу «Сделай шаг» — про людей, которые совершили в жизни поступок. Вёл передачу Михаил Кожухов — фронтовой корреспондент, прошедший войну в Афганистане, Кавалер ордена Красной Звезды.

И я там увидел Серёжу Говорухина, который рассказывал о боевых действиях в Таджикистане и Чечне, о том, что снял фильм о войне в Чечне, потерял там ногу и не может найти деньги, чтобы закончить монтаж своего фильма под названием «Прокляты и забыты». Я сразу понял, что это будет необычный и очень честный фильм! И стал разыскивать Сергея. Сначала мне удалось найти Мишу Кожухова, а через него — и Серёжу.

Ему было тридцать пять лет, мне — двадцать пять. Он сразу и безоговорочно понравился мне как человек. Мы были молоды и чем-то похожи друг на друга. Жизнь впереди казалась бесконечной. Я приехал к нему с одним вопросом: «Чем я могу помочь вашему фильму и этим ребятам?» — «Они были прокляты и убиты там, в Чечне, и забыты здесь — в Москве. И ещё неизвестно, что страшнее!» — с неподдельной горечью в голосе сказал мне тогда Сергей. Эти слова я запомнил навсегда…

— То были самые трагические месяцы Первой Чеченской войны…

— Подлое было время! Создавалось впечатление, как будто война шла не у нас в стране, а на другой планете. Власть, общество, бизнес относились к боевым действиям и к молодым ветеранам так пренебрежительно, стараясь просто их не замечать, словно не наши ребята там воевали! Это же не дети банкиров и чиновников погибали при штурме Грозного в Новогоднюю ночь 1995 года, поэтому война эта странная особенно их и не волновала. Она и войной-то официально не признавалась властью никогда. Для «новой русской элиты» они были чужими — Герои Первой Чеченской…

Серёжа подарил мне материал незаконченного ещё фильма, который вы знаете под названием «Прокляты и забыты». Я был тогда так потрясён увиденным, что просто ушёл в запой на три дня. Поразительный фильм, который перевернул мою жизнь! Всем от души советую посмотреть его.

Настолько правдиво Сергей показал этот чудовищный циничный контраст: в Москве — лимузины, дискотеки, бесконечные презентации, на которых вино льётся рекой, — и в то же самое время гибнущие целыми бригадами наши необученные молоденькие мальчишки в пылающем Грозном.

Со временем фильм «Прокляты и забыты» заслуженно собрал множество российских и зарубежных наград в области документального кино. Создание этого фильма — есть гражданский и нравственный подвиг Сергея Станиславовича Говорухина, за который он заплатил очень высокую цену.

На той войне, в процессе работы над фильмом, в разгар штурма Грозного Сережа находился в самой гуще событий и получил тяжёлое ранение от пули снайпера, которое привело к ампутации ноги. И в том, что Серёжа ушёл из жизни в пятьдесят лет, в самом расцвете творческих и жизненных сил, это ранение сыграло ключевую роль. Я в этом уверен! Но он не мог поступить иначе.

Сергей не признавал полумер и компромиссов со своей совестью ни в чём. Вся его яркая, творческая и интересная, но такая короткая, как вспышка, дальнейшая жизнь — тому самое наглядное подтверждение!

— Да, в той войне у армии не было тыла. Элита предала свою армию. И ведь воевали с обнулённым бюджетом, голодные и раздетые, но как здорово воевали и побеждали врага!

— Да, это правда. А ещё — ослабленную армию в Москве морально добивали журналисты. Шла полномасштабная информационная война, которую мы полностью проиграли. Если вспомнить выпуски новостей, особенно — тогдашнего канала НТВ, — было впечатление, что телевидение воюет на стороне сепаратистов и бандитов.

Нашу армию смешивали с грязью. Как будто не русских людей (а также мирных чеченцев, украинцев, армян и так далее) пришла защищать от бандитов наша армия. А самих бандитов и убийц показывали доблестными Робин Гудами, гарибальдийцами. Для них придумывали какие-то романтические названия — «повстанцы», «полевые командиры», «бригадные генералы»…

— А для наших солдат и офицеров придумали бюрократическое наименование — федералы. Не солдаты, не воины, не бойцы, не Герои, а просто некие жестокие и неодушевленные «федералы»…

— Если мы вспомним тогдашнюю предательскую атмосферу — станет понятнее, какой Гражданский подвиг совершил Сергей Говорухин! Многие наши солдаты и офицеры на фоне беспрецедентного предательства совершали беспрецедентные военные и человеческие подвиги в Чечне. Я потянулся к Сергею всей душой, мы подружились и стали работать вместе.

Сергей создал тогда Региональную общественную организацию ветеранов и инвалидов войн в Таджикистане и Чечне «РОВИТИЧ», чтобы помогать ветеранам и инвалидам, а я стал его заместителем и был этому очень рад. Я и сейчас благодарен судьбе за встречу и дружбу с этим удивительным человеком!

Нам пришла в голову идея провести Первый Вечер Памяти всех наших ребят, погибших на Чеченской войне. Серёжа поддержал меня, загорелся этой идеей. Ничего подобного в то время даже и близко не было. Мы обзвонили музыкантов — Юрия Шевчука, Игоря Сукачёва, Александра Михайлова, Константина Никольского и многих других ребят. Согласились все, никто не отказал нам. Хороший, тёплый очень получился Вечер Памяти! Мы назвали его «Вспомним их сегодня всех до одного…»

Арендовали киноконцертный зал «Октябрь» на Новом Арбате и провели Вечер Памяти. Нас очень поддержала тогда мэрия Москвы. Как сейчас помню, генерал Кузнецов, боевой лётчик, прошедший Афганистан. Дай Бог ему здоровья! Он выкупил большое количество билетов на Вечер Памяти для ветеранов и для своих сотрудников.

После замечательного концерта, помню, накрыли мы скромный стол в небольшой комнате, помянули погибших ребят. Юра Шевчук взял гитару, пел для нас вдохновенно всю ночь, читал стихи и, как всегда, опоздал на поезд.

С этого Вечера начался цикл Вечеров Памяти под общим названием «Помяни нас, Россия…» У некоторых Вечеров было и другое название — «Павшие и живые». Да, мы старались также поддерживать и живых ветеранов, инвалидов, матерей и вдов погибших Наших Героев. Для нас Героями были все наши павшие ребята, все без исключения! «Где, какие отольют награды? Для таких ненужных храбрецов…» — напишет позже Юра Шевчук.

Мы восстанавливали справедливость, доказывая всем именно то, что эти ребята не забыты, нужны своей стране и людям, хотя Подвиг их и не был оценен по достоинству. До поры, до времени, — думали и верили мы. Увы…

Сережа включился всей силой своего таланта, как режиссер и как продюсер — Вечера Памяти с каждым разом становились все глубже, сильнее, объёмнее.

Всё начиналось с тесной комнаты в кулисах киноконцертного зала «Октябрь», в которой десять-пятнадцать человек поминали погибших. А вскоре это уже были всероссийские Вечера Памяти с фронтовым ужином на шестьсот человек. Мы вручали воинам и их близким боевые награды — государственные и общественные, утверждая снова и снова таким образом справедливость в отношении этих ребят и их семей.

Фактически, мы заменяли собой государство, которое в те времена отстранилось от судеб своих солдат. Несправедливо забывала власть ребят! Мы отслеживали их по госпиталям, помогали с лечением и протезами, устраивали на учебу и работу, старались «вести по жизни», быть вместе в горе и радости. С войны многие тогда возвращались с психологическими травмами, морально раздавленные, начинали пить и попадали в беду.

Сергей часто даже и в суде отстаивал интересы боевых ребят, которым некоторые прокуроры просили суд назначить наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет за малозначительные правонарушения. «Да он войну страшную прошёл! У него из целой роты пять человек в живых осталось!!! А вы хотите его на семь лет в тюрьму упрятать за уличную драку? Да у вас совесть есть???» Обычно такие суды заканчивались условными приговорами для молодых ветеранов.

Многие судьи — женщины, а женщины — значит матери. Мы и сами были в те годы далеко не ангелы. И выпить могли крепко, и дрались частенько.

У Сергея было обостренное чувство справедливости. Мы сами жили одной с ветеранами и инвалидами жизнью, через своё сердце, пропуская всю боль их нелегких судеб, то есть были точно такими же, как и они. Прошли годы, но боль эта не проходит — видимо, она навсегда…

«Пускай мы стали пьющими, моральными калеками. А всё же, брат, не гнидами, а всё же Человеками!» — очень точно споёт позже Юра Шевчук про себя и про нас того времени. Юрка такой же был, как и мы, и я рад, что он таким и остался. Дружили они с Серёжей крепко, по-настоящему.

Юра выступал на всех Вечерах Памяти, приезжал в госпиталь к Сергею, прилетал поддержать Серёжу на кинофестивали. И Сергей был всегда верен этой мужской дружбе, даже сделал и подарил Юре видеоклип на песню «Война бывает детская…» Талантливые люди талантливы во всём, включая, в том числе, и умение сильно и талантливо дружить!

http://www.specnaz.ru/articles/280/22/3503.htm